История двадцать первая.

Вымышленная, (все совпадения ситуаций случайны!), написанная специально для начинающих коучей.

 

       

           Она мне писала. И в каждом слове чувствовалась боль. Наверное, так Татьяна писала Онегину. Такая же боль, испытываемая Шекспиром, подарила нам его сонеты. Я отвечала. Она стала хвалить меня, причем, опять же, с шекспировской страстностью. Меня это напрягало. Сильно. Но я оставалась в заданных ею рамках сверхвежливости и супердоброжелательности. В "рамках ангела". Назовем их так. Она пришла посмотреть на меня, и, задержав, оторвав от других, долго рассказывала о своей душевной боли. Она не торопилась начинать работать. Она была так занята, так загружена. Она продолжала писать. Она продолжала задавать вопросы. Она продолжала быть загружена. Она продолжала испытывать боль.

        Она не умела плакать. Ей это было не позволено и не положено. В ее жестком мире за слезы наказывали. И чем выше она поднималась по иерархической лестнице в той бизнес-игре, в которую играла, тем страшнее и больнее ей становилось жить, но тем нужнее ей была ее боль. Боль была ее платой за игру. Более того, она позволяла ей быть жесткой, или даже жестокой с другими людьми, она позволяла ей укладывать их в прокрустово ложе "рамок ангела".

           Ситуация затянулась на несколько месяцев. Я звала ее работать, она соглашалась, не отказывалась и не говорила ничего против. Она просто была загружена.

         Когда наконец-то, в результате моего сопротивления бесплодной переписке, мы назначили сессию, она загрузила себя по полной. Сессия была перенесена... Понимая, что скоро опять начнется переписка вместо работы, я решила положить этому конец. Я встала с прокрустова ложа. Я перестала быть вежливой.

         Игра ее жизни четко описана у Эрика Берна в "Играх, в которые играют люди". Называется "Ну что, попался, негодяй?". Почему я попалась? Из искреннего желания помочь, с одной стороны, а с другой, из привычки "наносить помощь и причинять добро" не окончательно выбитой в Академии Коучинга. Третья причина - успехи моих клиентов. Когда так сильно вкладываешься, и успехи так велики, как ты даже не ожидал, то тебе начинает казаться, что ты справишься со всем или почти со всем.

          Да, вы справитесь со всем или почти со всем. Но при одном условии: клиент должен этого хотеть. Он должен не просто хотеть расстаться со своей болью, она должна быть ему не нужна. Он должен хотеть оставить ее на вашем стуле.

           В противном случае вас ожидает трудная ситуация.

         И еще. Никогда не работайте с людьми, (и даже не пытайтесь!), которые считают себя стоящими выше вас по иерархической лестнице. Успехов не будет. Вы в их глазах - их обслуживающий персонал. Кто-то моет их машину, а пусть кто-то помоет их мозги. Коучинг и другие виды психологической помощи предполагают равенство коуча и клиента. Изначальное, природное, демократическое или христианское (кому что нравится) равенство.

           Если вы "сенная девка", то в лучшем случае вам могут доверить сделать массаж или маникюр. А боль останется их кастовым признаком.

 

Назад к странице "Истории из практики"